Ю.М. Гоголицын. Памятники архитектуры Ленинградской области. «Стройиздат», 1987.

Дворцовый пригород Ропша.

Местечко Ропша (Храпша) на территории нынешнего Ломоносовского района упоминается уже в документах XVI в., но затем оно на долгие годы выпадает из материалов, известных историкам. В годы, когда на земле Ижорской хозяйничали шведы, владельцем здешних мест был генерал Гастфер. В окрестностях Ропши сохранились старинные курганы, называемые местными жителями «шведовым могилами».

Основание садово-паркового ансамбля в Ропше совпадает с периодом строительства вокруг Петербурга многочисленных загородных резиденций и усадеб с прудами и фонтанами, питаемыми Кипенскими и Ропшинскими источниками.

Мыза Ропша вначале была владением Петра I. Здесь он бывал неоднократно. Так, в 1713., наблюдая за прокладкой водопровода в Петергоф, Петр I останавливался в летнем путевом дворце в Ропше, о котором известно лишь то, что он был «в голландском вкусе». Видимо, это и была первая дворцовая деревянная постройка на мызе Ропша.

Затем, в 1715 г. мыза была пожалована Петром I князю-кесарю Ф.Ю. Ромодановскому, возглавлявшему Преображенский приказ, ведавший делами по политическим преступлениям. На шумных пирах, устраиваемых новым владельцем, часто бывал и Петр I.

В 1722 г. Ропша была отдана в приданное за дочерью И.Ф. Ромодановского и присоединяется к имению М.Г. Головкина — сына петровского дипломата, имевшего недалеко от Ропши собственные владения. После ссылки Головкина в 1741 г. в Сибирь Ропша была передана в казну, а затем приписана к царским вотчинам.

Высказывалось предположение, что первый каменный усадебный дом сооружался крепостным архитектором Иваном Андреевым при участии или содействии известного архитектора П.М. Еропкина, строившего Преображенский ансамбль в другом имении Головкина. Одновременно с усадебным домом был разбит регулярный парк с подстригаемыми деревьями и искусственными каналами.

В 1748 г. Елизавета Петровна дает указание придвоному архитектору Б.Ф. Растрелли «… в Роп-мызе для осмотрения места быть и учинить новому строению чертежи». Использовав план «архитектурии ученика» И. Сляднева, Растрелли создал план новой царской резиденции. Предполагалась вдоль границы Верхнего парка соорудить оранжерею, возвести крестообразную в плане церковь и павильон «Армитаж» («Эрмитаж»), соединить
их с существующим головкинским дворцом. По осевой аллее, ведущей от дворца в Верхний парк, был запроектирован большой павильон с внутренним двором.

Таким образом, выдающийся петербургский зодчий, развивая собственные творческие идеи, заложенные в других пригородных ансамблях, предполагал создать новую резиденцию, мало уступающую по пышности и многообразию сооружений другим своим творениям.

По проекту Растрелли первоначальный каменный дом должен был стать основой дворца. Намечалось соединить его галереями с Эрмитажем и церковью, устроить из Нижнего парка прямой вход в парадные залы, произвести значительные перепланировки интерьеров.

Работы по осуществлению плана Растрелли велись с 1750 по 1756 г. и были прерваны Семилетней войной, однако основные перестройки уже были выполнены, а парк с сетью звездных дорожек и прудов фигурных очертаний устроен в полном соответствии с первоначальным замыслом.

После убийства в Ропше Петра III усадьба была надолго заброшена; в 1764 она была подарена Екатериной II графу Г.Г. Орлову.

Дошедший до наших дней Ропшинский комплекс приобрел сой окончательный облик в 1785 -1801 гг. при новом его владельцы — банкире И.Л. Лазареве (Ованесе Лазаряне), привлекшем для проведения различных перестроек в современном для того времени вкусе архитектора итальянца Антонио де ла Порто и талантливого инженера Г. Энгельмана, известных русских зодчих Ю.М. Фельтена, Е.Т. Соколова, С.П. Берникова, Л.И. Руска.

В Ропше под руководством «садовых дел мастера» ТОмаса Грея создается пейзажный парк с системой водоемов и каскадов, с партером-террасой. У дворца высаживаются дубовые, ясеневые и еловые рощи. По берегам пруда компануются декоративные группы ивы, березы, ольхи с учетом их колоритного контраста в разные времена года. Именно в этот период строятся гранитные причалы, крутые («горбатые») арочные мостики. По самой
границе парка устанавливается ограда из туфа, а рядом с дворцом сооружается фонтан-грот «Рушник» с системой каскадов.

С 1826 г. владелицей мызы становится императрица Александра Федоровна, но перестройки XIX в. были незначительны.

Ропшинский дворец.

Парковый фасад двухэтажного дворца на высоком гранитном цоколе украшен портиком гармоничных пропорций, поставленным на немного тяжеловатую аркаду первого этажа. Далеко выступающая из стены центральная часть его имеет дполнительный этаж, круглые окна которого скрыты колонадой. кроме того, она приподнята на широкую парадную лестницу.

Простота и строгость свойственны противоположному фасаду (со двора), по всей длине расчлененному прямоугольными окнами с накладными треугольными фронтончиками на втором этаже. Здесь центр акцентирован фронтоном, поддерживаемым широким выступающим карнизом.

Весьма скромные интерьеры дворца были первоначально отделаны декоративными тканями, но среди строгих, даже мрачноватых покоев выделялся центральный Парадный зал. Светло-розовые стены его расчленяли стройные каннелированные пилястры, над входами и выходами размещались десюдепорты — лепные панно из орнаментов и аллегорических фигур, олицетворяющих виды искусства. Цилиндрический потолок плавного очертания с кессонами, орнаментами и розетками завершал убранство зала.

Тонкий вкус проявился также в исполнении изразцовых каминов в различных помещениях дворца, в фигурных литых решетках, в оформлении лестниц, во всем убранстве, талантливо исполненном безвестными крепостными мастерами.

Перестройка дворца затронула и все примыкавшие к нему строения. Были разобраны обветшавшие Эрмитаж и церковь, а также лестница в Нижний парк. Сохранился лишь планировочный прием — дворец как соединительное звено между Верхним и Нижним парками.

После перестройки интерьеры Ропшинского дворца приобрели лучшие черты развитого русского классицизма. В их оформлении принимали участие такие известные мастера, как живописцы П.Скотти и академик В.О.Медичи, архитетор Л.И. Руска, проф. А.Л.Роллер и др.

Служебные корпуса.

Одноэтажные служебные корпуса Ропшинского ансамбля расположены перпендикулярно дворовому фасаду дворца. Прямоугольные, под двускатными кровлями, с простыми проемами окон и дверей, большей частью никак не декорированные корпуса XIX в. многократно перестраивались. Один из них, в котором размещался Зимний сад (1785-1786 гг.), после того, как были закрашены росписипотолка и стен, был превращен в 1826 г. в офицерские квартиры. Перестроен был также конюшенный корпус, гостевые флигели и фонтан-грот «Рушник».
Всередине XIX столетия аркады галереи дворца были заложены.

Ропшинская бумажная фабрика.

Редким памятником русской промышленной архитектуры конца XVIII в. является бумажная фабрика, удачно сочетаемая с садово-парковыми сооружениями. Она построена по проекту Ю.М. Фельтена в 1788-1794 гг. архитектором С.П. Берниковым после того, когда инженеру Г. Энгельману удалось поднять уровень воды в Ропшинских прудах.

первоначально фабрика представляла собой двухэтажную постройку с полуподвалами. Боковые корпуса были одноэтажными. Здание фабрики в нынешнем виде главным трехэтажным фасадом обращено к пруду и аллее, ведущей на шоссе Кипень-Стрельна.

Так же как и фасад дворца, здание фабрики решено достаточно просто, но выразительно — недаром с ним связано имя выдающегося петербуржского зодчего Ю.М. Фельтена., по плану которого велось все строительство. Фасад здания украшен портиком с четырьмя пилястрами и невысоким фронтоном.

Центр здания, к которому будто бы «сбегаются» все линий крыльев, подчеркнут двумя рустованными вставками по бокам портика. Особую выразительность придает силуэту здания высокая кровля с двумя клиновидными щипцами во всю длину.

Все сооружение в плане имеет вид каре.

На протяжении 1788-1816 гг. оно неоднократно перестраивалось и совершенствовалось. Внутреннюю планировку осуществил инженер Бехерш, предусмотревший, помимо многочисленных «цехов», в которых на изготовлении высококачественной бумаги было занято 636 человек, несколько пышных кабинетов и даже зал для руководства фабрики и её хозяев. Последние владельцы фабрики — купец Печаткин, а вслед за ним Рейтер — насыщали производство новым оборудованием, стремясь в то же время к увеличению количества жестоко эксплуатируемых рабочих.

В Ропше существовала весьма развлетвленная система прудов, но большого водоема, который создавал бы необходимые для фабрики запасы воды и напор, не было. В связи с этим под руководством Энгельмана нижний пруд Ропшинского парка был превращен в фабричный водоем и построена плотина длиной 192 метра с двумя шлюзами. Ниже плотины соорудили деревянное строение, поместив туда механизмы для глажения бумаги.

В фабричный ансамбль входил целый ряд сооружений. Так, в 1816 — 1817 гг. были построены казармы для рабочих, в 1838 г. — ледник, в 1839 г. — белильня, кузница, склад и кладовые. Национаолизированная в 1917 г. фабрика продолжала выпускать бумагу, а в 1939 г. она была переоборудована под трикотажное предприятие.

Сильно разрушенные немецко-фашистскими захватчиками здания фаьбрики были восстановлены к 1965 г. по проекту архитекторов Н.П. Старицкого, Серебровского, А.М. Терзибаняна. Они используются ныне Центральной экспериментальной станцией Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства, занимающейся разведением редких пород рыб.

Весьма интересна входящая в комплекс фабрики мельница на мельничном пруду. Она построена из плит известняка и представляет собой двухэтажный объем на цокольном этаже. В центре расположена камера для водяного колеса, а по обе стороны от нее — мельничные помещения. Водозабор находился на уровне второго этажа, а канал для сброса воды у цоколя.

Типично ропшинским сооружением воспринимается пруд, устроенный не в углублении, а выше уровня земли. Требуемый уровень воды поддержиался в нем четырехметровой круговой дамбой, примыкающей к мельнице. Здание мельницы, к сожалению, сильно разрушено.

Церковь Благовещения.

Одним из старейших сооружений в Ропше следует считать базиликальную церковь Благовещения на кладбище на Княжьей горке. Источники относят время строительства ее к 1799 г., хотя исследования ценного памятника до сих пор не проводились, а отдельные исследователи относят время её закладки к 1500 г. Известно, что при Г.Г. Орлове к церкви была пристроена каменная колокольня, а над церковью возведен деревянный купол.

Более поздние оконные проемы, а также разрушения, нанесенные немецкими оккупантами в годы Великой Отечественной войны, очень исказили первоначальный облик церкви Благовещения.

Опубликовано: Статьи Метки: , , . Ссылка.

Добавить комментарий