Ю.А. Дужников. По Ижорской возвышенности. «Лениздат», 1972.

Ропша. Горбунки. Разбегай.

Доехать до Ропши можно: из Стрельни на автобусе № 486; из Ленинграда на автобусе № 485 (отправляется с площади Мира, в пути-1,5 часа). Автобус следует через Урицк, Красное Село, Кипень.
На своем транспорте — через Стрельну — Разбегай, через Пулково. Краснов Село, Кипень. Выезд из Ленинграда по Московскому проспекту на Киевское шоссе — до 23-го километра, правый поворот на Красное Село (12 километров), в Красном Селе левый поворот на Таллинское шоссе — до Кипени (20 километров), в Кипени — правый  поворот на Ропшу (5 километров). Шоссе везде имеет асфальтовое покрытие.
В Ропше есть столовая, магазин. Стоянки транспорта-на площади, у магазина, или в парке, возле дворца.
Выйдя из автобуса № 486 на кольце, а из № 485-у памятника «Танк», осмотрите поселок и памятники военной славы возле перекрестка дорог, затем направляйтесь к Домовой церкви Петра I и его ранней усадьбе (от памятника «Танк» — 200 метров по дороге на I дядино); обратно идите по Красносельской дороге, осмотрите дворцовый комплекс и парк; от дворца пройдите к Ивановскому пруду; обогнув его по северному берегу, попадете к обелиску, затем к зданию бывшей бумажной фабрики; здесь можете сесть на автобус № 485 или 486. Время на осмотр — 2-3 часа. Купание и ловля рыбы в Ропшинских прудах запрещены.


Ропша расположена в северной части Ижорской возвышенности, в 18 километрах южнее Стрельны.
Выехав из Стрельны, вы поднимаетесь по северному клону Ижорской возвышенности: с прибрежной террасы (высота ее 10-12 метров) переезжаете на Бабигонкую возвышенность (высота 50-70 метров), затем у самой Ропши пересекаете глинт и поднимаетесь на высоту около 130 метров над уровнем моря. Это — Ропшинские высоты.
Ступенчатый северный склон Ижорской возвышенности сложен из размытых волнами древнего моря ордовикских известняков, застеленных мореной и послеледниковыми песками и глинами. Обратите внимание не живописно извивающееся русло реки Стрелки, вдоль которой пролегает шоссе Стрельна — Ропша. Столь затейливый путь река избрала потому, что она огибает участки более прочных пород. Вода Стрелки сильно минерализована.
Богатые водоносные горизонты, пролегающие в толще известняковых пород, содержат жесткие пресных воды. В Ропше и ее окрестностях действуют гидрокарбонатные минеральные источники. Они и питают Стрелку. От них же начинается дополнительный трубопровод; к фонтанам Нижнего парка (основной участок Петергофского водовода берет начало от ключей, расположенных северо-западнее Ропши). В этих местах много родников, ручьев и прудов.
Обратите внимание на почвы, застелившие ледниковые отложения. На склонах встречаются почвы торфяные, песчаные, но особенно славится Ижорская возвышенность дерново-карбонатными почвами, содержащими до 10 процентов гумуса, слабощелочными и выщелоченными.
Это самые плодородные почвы области. Не случайно столь обширны сельскохозяйственные угодья по сторонам шоссе Стрельна — Ропша.

Схема.
1. Домовая церковь Петра I. 2. Фундамент дворца Петра I. 3. Дворцовый комплекс середины XVIII с. 4. Обелиск. 5. Здание фабрики XVIII в. 6. Разрушенная мельница. 7. Рыбные пруды XVIII в. 8. Нижний парк. 9. Верхний парк. 10. Памятник «Танк». 11. Памятник освободителям Ропши. 12. Оранжереи XVIII в. 13. Магазин и столовая 14. Стоянка транспорта.

Шоссе пролегает по территории бывшего Новгородского Кипенского погоста, а ныне — Ломоносовского района, в котором сейчас насчитывается 16 совхозов. И почти все совхозные земли района — на Ижорской возвышенности. Выращиваются здесь в основном картофель и другие овощи. Обширные пространства занятии посевными кормами, много лугов — в районе развит молочное животноводство, имеются четыре птицефабрики.

Одна из птицефабрик совхоза «Большевик» встречается на нашем пути, на участке Горбунки — Разбегай по сторонам шоссе видны многочисленные новостройки — птичники и другие сооружения птицефабрики. Здесь разводят преимущественно кур белой русской породы, отличающихся большой яйценоскостью и высокими вкусовыми качествами мяса. Производство механизировано. В летнее время с шоссе можно видеть белых кур в открытых вольерах — издали кажется, что это большие снежные пятна. Разводят здесь также уток индеек, цесарок. Неоднократно совхоз был участником ВДНХ. Ныне в Горбунках строится птицефабрика «Орлинская» на 4 миллиона бройлеров.

Совхоз «Большевик» известен как поставщик яиц и парного мяса. Но одновременно здесь развивается и молочное животноводство — в совхозе несколько сотен голов крупного рогатого скота. Земляные угодья «Большевика» составляют 1570 гектаров, — это пашни, сенокосы, сады. По техническому оснащению совхоз Ломоносовского района занимают первое место в области.

Подъехав к поселку Разбегай (12-й километр от Стрельны), присмотритесь к открывающейся слева панораме. Далеко видна обширная территория, где расположены города Урицк (б. Лигово) и Ленинград. Оттуда в октябре 1919 года наступали на поселок Разбегай, захваченный белыми, красноармейцы 6-й дивизии 7-й армии.

В середине октября 1919 года белогвардейская армия генерала Юденича двигалась на Петроград. Во второй половине месяца белогвардейцы захватили территорию Ижорской возвышенности и вышли к Пулковским высотам. Враг был остановлен. Войска Красной Армии нанесли фланговые удары со стороны Колпина, Тосны и Лигова.

Используя удобную для обороны возвышенность, белогвардейский Ливенский полк окопался за околицей поселка Разбегай, установил здесь артиллерийскую батарею.
6-й дивизии, наступавшей на правом флаге 7-й армии, было приказано атаковать противника от Лигова в направлении Разбегай — Ропша — Кипень, перерезать важную дорогу Красное Село — Ямбург (ныне Кингисепп) и соединиться у Гатчины с частями 15-й армии, наступавшими от Колпина и Тосны. 6-я дивизия была укреплена 2-м запасным стрелковым полком, отрядом кронштадтских моряков и 7-м московским полком красных курсантов.

Перейдя в наступление 21 октября 1919 года, 6-я дивизия полностью уничтожила у Разбегая Ливенский полк и артиллерийскую батарею, освободила Ропшу, Кипень, Красное Село. После ожесточенных боев на Ижорской возвышенности белогвардейцы в первой половине ноября 1919 года были навсегда изгнаны из этих мест.

Миновав деревню Олики, упоминаемую в документах 1539 года, вы подъезжаете к Ропше и видите на ее окраине большие прямоугольные бассейны — пруды. Благодаря земляным насыпям уровень воды в них выше Уровня почвы. В проточных прудах разводят ценные породы рыб (выше расположены пруды Ропшинского парка и родники). Вообще первое, что привлекает внимание в Ропше, — обилие воды. Даже по улицам текут ручьи, сбегая в каменистое русло реки Стрелки и в многочисленные пруды.

В поселке и его окрестностях насчитывается около 70 больших и малых водоемов. Большинство из них были созданы в 1930-е годы по указанию С. М. Кирова, для того чтобы развивать научное рыбоводство (тогда же в Ропше возник научно-экспериментальный центр и учебная база техникума рыбного хозяйства). Самые крупные водоемы — это пруды Ропшинского парка, похожие на природные озера: Ивановский, Артемьевский и Фабричный; они появились в XVIII веке. Тогда же возник на их берегах усадебный парк, который ныне, украшает центральную часть поселка. В парке сохранились трехсотлетние дубы, двухсотлетние лиственницы и множество других старых деревьев.

Присмотритесь к поселку Ропше. Он вытянулся более чем на километр вдоль шоссе Стрельна — Кипень. Этот средневековый Нарвский тракт в советское время расширен, асфальтирован, вдоль него проложены пешеходные дорожки. Шоссе одновременно является и главным проспектом, к которому выходят боковые улиц. Вдоль них расположилось около 300 аккуратных сельских домов с садами; в двухэтажных постройках — две школы. На главной площади построены современные магазины с большими стеклянными витринами, здесь же столовая. Обратите внимание на руины старинной каменной мельницы в глубине площади. Вблизи памятник «Танк» возвышается более десяти каменных домов городского типа.

В Ропше размещены: Центральная экспериментальная станция Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного хозяйства, база Невского рыбокомбината и главная усадьба животноводческо-земледельческого совхоза «Октябрьский» — одного из крупных в Ломоносовском районе. Население Ропши — свыше тысячи человек.

В годы Великой Отечественной войны Ропша сильно пострадала: были разрушены каменные здания, сгорели десятки деревянных домов.


Ропша. Памятник «Танк». Фото 1971 г.

Бои в окрестностях Ропши развернулись осенью 1941 года, когда фашистские бронированные дивизии двигались к Ленинграду, но особенно ожесточенные сражения происходили здесь в январе 1944 года, когда советские войска освобождали Ленинград от блокады. Ропша оказалась на пересечении двух направлений, по которым наступали советские войска: 2-я ударная армия от Ораниенбаума (Ломоносова) и 42-я — от Пулковских высот.

Об этих сражениях повествует надпись на памятнике, установленном на главной улице поселка, у перекрестка дорог (напротив «Танка»): «19 января 1944 года советские войска освободили Ропшу от немецко-фашистских захватчиков. Столица нашей Родины Москва салютовала воинам-освободителям 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. При освобождении Ропши отличились и получили наименование Ропшинских 48, 90, 98 и 131-я стрелковые дивизии, 9-я штурмовая авиационная дивизия, 3-я тяжелая гаубичная артиллерийская бригада, 98-й и 222-й отдельные танковые полки, 295-й 447-й и 734-й инженерные батальоны».
Памятник открыт в 1970 году и представляет собой клиновидную стелу на треугольном постаменте, рядом — две противотанковые надолбы.

Здесь же, у перекрестка, высится на постаменте советский танк, первым ворвавшийся в захваченную фашистами Ропшу 19 января 1944 года. На восстановленном здании бывшей бумажной фабрики, расположенной на берегу Фабричного пруда, укреплена мемориальная доска с надписью: «Город Ленина освобождая от жестокой вражеской блокады, в январских боях под Ропшей пали смертью отважных в 1944 году Герои Советское Союза старшие сержанты Пальчиков Сергей Прокофьвич, Рытов Николай Александрович. Вечная слава героям». Их именами названы улицы в Ропше.
Осмотрев поселок и памятники военной славы, познакомьтесь с далеким прошлым Ропши. От памятник, «Танк» пройдите 200 метров по дороге на Глядино на так называемую Княжью горку. Место это высокое в хорошую погоду отсюда видна даже Воронья гора, расположенная в 20 километрах восточнее, у Красного Села. Вблизи Княжьей горки находится деревня Михайловская, ныне почти слившаяся с Ропшей, а на самой горке — сельское кладбище и каменная церковь.

В «Переписной оброчной книге Вотской пятины 1500 года» записано: «В Кипеньском погосте великого князя села и деревни… селцо Храпша (Ропша. — Авт.), деревня Гляденец… деревня Ивановская на Княжо Горке, вопче с Михайловскими…» Упомянуты и фамилии ропшинских жителей — Максимка Яхнов, Федотка Ижерянин, Куземка Тарасов да сын его Карпик, Лембитка Ивашков, Онашка Кирилов и другие. Уже в те времена поселения здесь были довольно крупными. Оброк платили сеном, рожью, овсом, ячменем, льном, мясом овчинами, пивом.

В начале XVIII столетия Княжью горку избрал для своей Усадьбы Петр I. Это произошло вскоре после того как в 1703 году Ропша была освобождена от шведов
Бывая в Стрельне и Петергофе, где строились усадьбы, Петр приезжал и в Ропшу, изучал истоки будущих водоводов — Стрельнинского и Петергофского. Здесь он услышал от местных жителей о ропшинских минеральных источниках и решил испытать на себе их целебные свойства. Возвратившись в 1712 году из Карлсбада (ныне Карловы Вары), где он лечился на водах, Петр создал в Ропше «лечебную усадьбу» — первый российский курорт. В 1713 году Петр посещал ропшинские родники — к Тому времени и следует отнести возникновение усадьбы на Княжьей горке, у подножья которой и поныне действует мощный источник Иордань (восточнее памятника «Танк»).


Ропша. Домовая церковь Петра I. Фото 1971 г.

От петровской усадьбы сохранились сейчас несколько могучих деревьев, остатки фундамента дворца и каменная церковь, с нее и нужно начинать осмотр. Постройка эта очень интересна. Древнее название церкви — Дмитриевская, оно упоминается в писцовой книг 1500 года. Старожилы называют ее «шведской» — в XVII веке она могла быть кирхой. Известно, что в XVIII веке церковь перестроили и она получила уже свое название — Петропавловская.

Ропшинская церковь представляет собой вытянутое с востока на запад здание, сложенное из бутовых плит, завершенное двускатной кровлей. Стены прорезаны четырнадцатью сквозными арками. Арки столь велики (4 метра в высоту), что здание, просматриваясь насквозь, выглядит ажурным. На наружной плоскости стен сохранились углубления, в которых когда-то находились декоративные геральдические щиты — гербы взятых русскими войсками городов — Выборга, Ревеля, Риги. Эта деталь характерна для церквей петровского времен. В Петропавловском соборе вывешены были шведские знамена, в Стрельнинской церкви — шведские литавры.

Восточная, алтарная, часть Ропшинской церкви — пятигранная, она освещена двумя арками-окнами. Вход с запада оформлен небольшой звонницей, возвышающейся над кровлей. Звонница-колокольня была сложена и кирпича позже, во второй половине XVIII века; она опирается на каменные столбы, образующие три входные арки. При Петре церковь была без колокольни. Любопытно отметить, что в 1966 году была найдена при земляных работах неподалеку от церкви старинная модель колокольни, вырезанная из цельного дерева. Она несколько напоминает колокольню Ново-Девичьего монастыря в Москве (ныне модель хранится в Ропшинском школьном музее). В Ропше Петр занимался резьбой по дереву. Возможно, найденная модель — изделие самого Петра.

Возле церкви в XIX-XX веках выросло кладбище, распространившееся на часть территории бывшей петровской усадьбы (на этом кладбище похоронен 15 июля 1847 года утонувший в Ропшинском пруду известный литературный критик В. Н. Майков; на его похоронах присутствовали Н. А. Некрасов, И. А. Гончаров, И. И. Панаев и другие).

В 80 метрах юго-восточнее церкви стоял на холме деревянный дворец Петра I, по преданию, соединявшийся с церковью крытой галереей. Дворец в 1780 году был «разобран по ветхости», сейчас на его месте осталась большая, заросшая кустарником яма (под дворцом был погреб). Отыскать ее можно юго-восточнее кладбищенской ограды, возле поворота старинной, мощенной булыжником дороги. На холме, у ямы, растут два могучих клена, а неподалеку — огромный дуб.

Дворец Петра представлял собой довольно большую постройку, вытянутую с юга на север на 15 саженей, при ширине — 8. Завершала дворец высокая уступчатая четырехскатная кровля, характерная для построек того времени. Есть сведения, что дворец был срублен яз бревен, прямоугольных в сечении; ровная внешняя поверхность стен была оштукатурена и расписана. Сравнительно большие окна имели мелкую расстекловку. Часть обстановки дворца — шкаф орехового дерева и две зеркальные рамы, украшенные деревянной резьбой, — была сделана самим Петром.
По сохранившемуся плану середины XVIII века можно судить о Ропшинской усадьбе Петра I. Она имела ярко выраженные элементы регулярной планировки. Перед дворцом открывался квадратный двор 30Х30 саженей, окаймленный деревьями. Въезд оформляли две небольшие постройки, поставленные симметрично. От них уходила к западу прорубленная в лесу дорога на Глядино и Гостилицы, через которые тогда можно было проехать в Копорье, Ораниенбаум и Петергоф. Дворец был композиционным центром всей усадьбы.

План Ропшинской усадьбы Петра I (масштаб в саженях).
1. Домовая церковь. 2. Деревянный дворец. 3. Хозяйственный комплекс. 4. Избы для гостей.

В 30 саженях юго-восточнее дворца размещался хозяйственный комплекс. Он состоял из четырех построек, образующих правильный квадрат. Одна из них, очевидно конюшня, выделялась длиной (25 саженей); поставленная в плане буквой «Г», она ограничивала с двух сторон внутренний квадратный двор. В него вели четыре въезда. Вблизи располагались сад и огород.

Северо-восточнее дворца, в 40 саженях, возведены были три избы для гостей и три постройки меньшего размера на отшибе.

Ропшинская усадьба Петра I была еще весьма простой по замыслу, как и все ранние петровские усадьбы (вспомним Стрельну). Это были самые истоки отечественного паркостроения.

Свою Ропшинскую усадьбу Петр даровал в 1714 году князю-кесарю Ф. Ю. Ромодановскому, одно имя которого вызывало в России ужас: он был начальником Преображенского приказа (предтечи Тайной канцелярии; преследовавшей «по слову и делу»). Ромодановский сыграл большую роль в ликвидации стрелецких бунтов и реакционных заговоров бояр, к противникам Петра он был беспощаден. Жестокость князя-кесаря отмечал Петр в одном из писем: «С дедушкой нашим, как с чертом вожуся, не знаю, что и делать, опять приказал повесить за ребра 200 преступников…» Историограф Ромодановских М. Д. Хмыров свидетельствовал: «С характером грубым и тяжелым, с сердцем жестоким, с умом непросвещенным, но великий мастер выпить и художник в розыске самых мудреных дел, князь Ромодановский отличался непреложной верностью Петру I». Он пресекал любой выпад против Петра и его нововведений.

М. И. Пыляев в книге «Забытое прошлое окрестностей Петербурга» отмечает, что при Ф. Ю. Ромодановском в Ропше существовало «пытошное заведение». После смерти князя-кесаря в 1717 году петровская усадьба перешла к его сыну Ивану Ромодановскому.

В 20-е годы XVIII века И. Ф. Ромодановский выделил усадьбу на Княжьей горке в приданое своей дочери Екатерине, вышедшей замуж за Михаила Гавриловича Головкина — сына первого российского канцлера и президента Коллегии иностранных дел.

Ропшинская усадьба Головкиных располагалась по соседству. Гавриил Иванович Головкин, удостоенный звания государственного канцлера за победу под Полтавой, получил в 1710 году от Петра I «дачу» — земельный надел с деревней Ропшей. Эта деревушка ютилась тогда в районе нынешней поселковой площади — там где и сейчас можно видеть руины старинной каменной мельницы. На свадьбе Е. Ромодановской и М. Головкина Петр был главным распорядителем — шафером.

Накануне Ништадтского мира в «Походном журнале» 1720 года сделана была такая запись: «Август в 1-й день. Поутру его величество изволил ездить верхом для осматривания вод, откуда провести в Питер гофские пруды, в каскады и в фонтаны», а через то записано: «Август в 8-й день его величество и герцог Голстинский кушали в Ропчине у графа Головкина, пустили воду в канал к Питергофу и ехали по каналу до Питергофа; оной канал веден из речки Каваши и с Ропчинской мызы, за 20 верст от Питергофа». Известно что в этих работах принимали участие сначала 900 человек, потом 1000, а в конце — 2000 человек. Петр I лично руководил строительством. Он привлек к проектированию водовода талантливого инженера-гидравлика Василия Туволкова. Водовод действует поныне.

В 1734 году, после смерти канцлера, М. Головкин получил в наследство село Ропшу с прилегавшими землями, объединив бывшую усадьбу отца с бывшей усадьбой Ромодановских на Княжьей горке. В этот период достигает расцвета Ропшинский регулярный дворцовой парковый комплекс — Ропшу начинают сравнивать со Стрельной, Царским Селом и даже с Петергофом.

Владелец этой пышной усадьбы М. Головкин был весьма образованным человеком. Он оказался в числе тех, кого Петр I, заботившийся о подготовке специалистов из русских дворян, посылал учиться за границу. Позже М. Головкин входил в состав Канцелярии от строений Санкт-Петербурга, лично знал ведущих архитекторов своего времени. Большая дружба связывала его с замечательным теоретиком и практиком архитектуры П. М. Еропкиным. Не исключено, что в проектировании ропшинского комплекса 30-х годов XVIII века, наряду с самим М. Головкиным, принимали участие Еропкин и его «архитектурный ученик Иван Андреев, крепостной служитель графа Головкина». Следует также иметь в виду, что к этому времени отечественное паркостроение было в расцвете — образцами регулярной планировки служили царские резиденции, выросшие на южном берегу Финского залива.

Еще в 1725 году Головкины начали строить в 300 метрах южнее деревни Ропши каменный дом, ставший вскоре основой комплекса, а позже вошедший составной частью в существующий поныне Ропшинский дворец.

Внешний осмотр дворца возможен сейчас с восточной стороны — от Ивановского пруда и Нижнего парка, к которым дворец обращен своим десятиколонным портиком главного фасада. Для этого нужно немного пройти (или проехать на своем транспорте) от памятника «Танк» по Красносельской дороге. Слева расположен небольшой Верхний парк с мощным источником Иордань. Планировка Верхнего пейзажного парка, относящаяся к концу XVIII века, ныне угадывается с трудом — он сильно зарос. Но отчетливо виден широкий пруд, от второго начинаются два извилистых водовода, сохранился и прямой канал, отделяющий парк от дворцового комплекса. Обратите внимание на ручей, сбегающий из верхнего парка. Это один из ручьев, питающих пруды нижнего парка. Обогнув дворец с правой стороны, подойдите к его главному фасаду, перед которым рас кинулся просторный, открытый партер.

Ропшинский дворец XVIII в. Фото 1971 г.

Дворец представляет собой двухэтажную каменную постройку с двадцатью тремя окнами по фасаду. Его центральная часть — трехэтажная, увенчанная легким бельведером, — сильно выдвинута к востоку и оформлена классическим десятиколонным портиком. По сторнам двухэтажного корпуса, вплотную к нему, расположены два небольших одноэтажных павильона. Построено здание на двухступенчатой земляной террасе, по склону которой от центрального входа ведет широкая гранитная лестница в Нижний парк. В некотором отдалении от дворца возведен хозяйственно-жилой комплекс, состоящий из нескольких одноэтажных каменных флигелей.

Ропшинский дворец с XVIII по XX век трижды перестраивался.

Судя по недавно обнаруженному плану, дом Головкина, эффектно поставленный на холме, первоначально был вытянут вдоль склона на 33 сажени. В плане постройка представляла собой прямоугольный центральный корпус (5Х7 саженей), к которому примыкали с двух сторон галереи (11Х4 сажени); галереи заканчивались флигелями. Под домом был погреб.

Западнее дома находился партер-сад с четырьмя дерновыми квадратами, в которых росли подстриженные пирамидами серебристые ели. Вблизи дома разбили регулярный парк живописного и сложного рисунка: с цветником-лабиринтом, видовой земляной террасой, с каскадами и каналами. Протекавшую у подошвы холма реку Стрелку перегородили плотиной, образовав пруд (ныне Ивановский, самый старый из здешних прудов).

Головкин не успел осуществить многое из задуманного. В 1741 году он, как противник вступившей на трон Елизаветы Петровны, был сослан в Сибирь. Ропша стала загородной резиденцией императрицы.

Каменный дом Головкина оказался тесным для многочисленной царской свиты. Поэтому решено было его перестроить. Работы были поручены В. В. Растрелли.
В протоколе Канцелярии от строений 22 июня 1748 года записано: «Канцелярия от строений слушала доношение обер-архитектора графа де-Растреллия, поданное сего июня 15 дня, коим он объявляет: ее императорское величество изустно соизволила ему указать в Роп-мызе для осмотрения места быть и учинить новому строению чертежи. И хотя он для осмотрения в упомянутой Роп-мызе старого строения имеет быть, но надлежит с той Роп-мызы снять план». Сам Растрелли «из-за порученных ему немалых строений» — Зимний дворец в Петербурге, Смольный монастырь, Строгановский дворец, перестройки дворцов в Петергофе и Царском Селе — снимать план старых построек в Ропше не имел времени. Потому он требовал, «дабы соблаговолено было приказать с помянутой Роп-мызы снять план обретающемуся в Петергофе архитектурии ученику Казакову по показанию его де-Растреллия и по снятии для учинения новому строению чертежей оной план прислать к нему». Однако оказалось, что «той Ропшинской мызе план готовый уже имеется у архитектурии гезеля Сляднева». Канцелярия распорядилась: «Оному Слядневу, тот план оставя у себя, с него копию сделать и отдать реченому обер-архитектору де-Растреллию и о том к нему, Слядневу, и для ведома к де-Растреллию послать указы». В приписке сказано: «Копия к де-Растреллию отослана».

2 июня 1750 года Елизавета Петровна «указом изустно соизволила повелеть во оном селе Ропше каменной дом увеличить и к прежним полатам по обе стороны приделать еще полаты».

По замыслу В. Растрелли дом Головкина был впервые основательно перестроен — несколько расширен удлинен. По композиции он стал напоминать Больше дворец в Петергофе. В центральном каменном корпус был оставлен без изменений парадный двусветный Голубой зал. К центральному объему пристроили по сторонам еще два корпуса, а к ним — одноэтажные галереи, заканчивающиеся высокими павильонами (северной стороны — церковь, с южной — «армитаж», в котором задуман был зал с подъемным обеденным столом Дворец получил выразительный ступенчатый силуэт. Фасад был оформлен в излюбленном В. Растрелли стиле барокко.

Используя все возможности рельефа и особенности местности — холмы и понижения, родники и ручьи, лес и плодородную почву, — Растрелли перепланировал и парк. Как это было сделано, можно судить по «Плану собственного ея императорского величества села Ропши…» (есть основания считать, что этот проект разработал В. Растрелли).

На плане видно, что западный прямоугольный партер (100Х45 саженей) намечено обнести оградой, полосами декоративного кустарника и восемью «гостевыми флигелями». Еще четыре каменных флигеля уже построены внутри этого Собственного садика. Западнее Собственного садика разбит в модном тогда «нидерландском вкусе» Верхний парк. Прямоугольные строгие газоны, четыре канала, цветники, аллеи, посыпанные битым красным кирпичом или разноцветным стеклом, песком или гравием, — все это украшало парк. В длину он имел 225 саженей, в ширину — 70.

Западнее Верхнего парка Растрелли запланировал Зверинец размером 300Х225 саженей. Его предполагалось окаймить оградой и двадцатью шестью «гостевыми флигелями», из окон которых можно было наблюдать диких зверей и животных, привезенных из разных мест.

Для удобства стрельбы во время охот территорию Зверинца рассекли десятью прямыми и широкими аллеями на 16 лесных квадратов. От дворца до западной ограды проложена была центральная аллея — через Собственный сад, Верхний парк и Зверинец. На Княжьей горке, в западной части Зверинца, где тогда еще существовал дворец Петра, Растрелли задумал построить бромный летний дворец наподобие Зимнего в Петербурге. Старый деревянный петровский дворец должен был оказаться на территории внутреннего двора. Однако эта часть замысла архитектора осталась невыполненной из-за начавшейся Семилетней войны.

Севернее перестроенного дворца Растрелли создал несколько прямоугольных Рыбных прудов (они сохранились поныне), в которых разводили форель. Вода, стекавшая из одного пруда в другой, создавала живописные звенящие каскады.

Обширный парк, получивший название Нижнего, был заложен восточнее дворца. Он имел в ширину 400 саженей и простирался далеко на восток, переходя в лес. Здесь, на прямоугольном партере, разбили великолепный цветник, разделенный двадцатью пятью аллеями в небольшие участки. Разбегаясь, словно лучи солнца, от двух внутренних круглых полян, эти аллеи пересекались, образуя множество разноцветных треугольников. Южнее партера возвели три оранжерейные постройки, поставленные в линию. За ними вырыли огромный пруд причудливой формы. Вдоль аллей Нижнего парка высадили испанские липы, кроны которых были подстрижены в форме шара, куба, пирамиды (многие двухвековые липы сохранились). Ручьи, каскады, мостики дополняли украшение парков (один из каскадов — «Рушник», позже несколько перестроенный, сохранился южного павильона дворца).

Таким предстает перед нами Ропшинский дворцово-парковый комплекс середины XVIII века. Вытянуты с запада на восток на полтора километра, он был расположен на трех понижающихся природных террасах: на верхней — Княжья горка, на средней — Зверинец и Верхний парк, на нижней — Нижний парк с прудами. Замысел В. Растрелли поражает грандиозностью и мастерством.

В период царствования Елизаветы Петровны (1741-1761) в Ропшу приезжали на охоту и рыбную ловлю многочисленные кавалькады, сновавшие тогда между Петербургом, Ропшей, Гостилицами, Петергофом и Царским Селом. За развлекавшимся двором следовали обозы с мебелью, прислугой, провиантом. Императрица со свитой кочевала из одного загородного дома в другой.

Фрагмент плана Ропшинского комплекса. Середина XVIII в.
1. Дом Головкиных (центральная часть будущего дворца). 2. Дерновые квадраты с пирамидальными елями. 3. Партер Нижнего парка. 4. Каменные флигеря. 5. Оранжереи. 6,7,8. Пруды. 9. Каналы

В 1761 году Елизавета Петровна умерла. После нее в казне осталось 17 миллионов рублей долга; некоторые здания в Ропше так и остались недостроенными.
После Елизаветы Петровны в течение полугода царствовал Петр III. Жизнь его закончилась в Ропше. 29 июня 1762 года низложенный император Петр III был доставлен в Ропшинский дворец под усиленны конвоем; ранним утром 6 июля он был здесь задушен От народа это скрыли — официально было сообщено, что император скончался «от геморроидальной колики».

В 1764 году Екатерина II пожаловала «мызу Ропшу с принадлежностями генерал-порутчику графу Григорию Орлову в вечное потомственное владение». Ему же подарена была Гатчина, где начала создаваться усадьба, не уступавшая по пышности царским резиденциям. Уделяя все внимание и средства Гатчине, Г. Орлов почти не бывал в Ропще. Встречается лишь упоминание, что при нем была пристроена к Домовой церкви Петра каменная колокольня с деревянным куполом.

Во второй половине XVIII века ропшинская усадьба пришла в полное запустение. Деревянные галереи флигеля обветшали, каменные постройки требовали ремонта, плотины разрушались, пруды и каналы затянув тиной, на месте цветников и дорожек появились заросли ольхи и бурьяна. Регулярный парк погиб.

В тот период в окрестностях Петербурга возникали уже английские парки, напоминавшие естественный пейзаж. Пейзажное паркостроение пришло на смену регулярному. В архитектуре пышное барокко сменил строгий классицизм.

В конце XVIII века Павел I, будучи еще наследником престола, возродил ропшинское имение в память об убитом здесь отце. Чтобы избежать гнева Екатерины, он сделал это через подставного владельца — придворного ростовщика и ювелира Лазарева.
В 1795 году Лазарев купил Ропшу у родственников умершего Г. Орлова и пригласил в имение тридцатилетнего садового мастера Томаса Грея. Родившийся в 1765 году в северной Великобритании, Томас Грей приехал в Россию искать счастья, когда ему было 18 лет. К тому времени он уже хорошо владел садовым мастерством. В Ропше он работал около полувека, здесь и умер 1 марта 1840 года (похоронен вблизи Ропщи на кладбище деревни Горки).

Приглашены были для реконструкции ропшинского имения и еще два талантливых специалиста — инженер И. Энгельман, обучавшийся в Голландии и Германии, и архитектор Антонио Порта.

Антонио Порта перестроил дворец. Это была вторая перестройка здания. Основная идея реконструкции состояла на этот раз в том, чтобы, сохранив удачно найденную В. Растрелли общую композицию ансамбля, заменить обветшалые деревянные постройки каменными и решить весь комплекс в классическом стиле.

Документы ропшинской конторы за 1788-1800 годы дают возможность судить о направлении и объеме работ. В старых, уже существовавших каменных постройках «рустики починивали и раскрашивали, упавшие лепные штуки на место поставили, карнизы починивали, щекатурили, стропилы ставили, крыши железными листами крыли и красили, стекла ставили в нижнем этаже и во втором этаже и над залом в два полуциркульных окошка…» и т. д

К прежнему каменному дворцу, у которого разобрали боковые пристройки, добавили с западной стороны такое же здание — «новый дом» (старую и новую части дворца разделяет продольный коридор 1-го этажа).

В документах сохранились имена строителей конца XVIII века: новые каменные стены были сложены каменщиками Степаном Михайловым и Степаном Нестеровым, оштукатурены Евсеем Андреевым «с товарищи», лепные работы выполнены Петром Бущевым, живописные — Яковом Окуневым и Григорьевым.

Отдавая дань классицизму, архитектор Антонио Порта возвел в центральной части дворца десятиколонный портик. Для этого заложен был фундамент из булыжника, на котором возвели аркаду первого этажа, обработав ее рустом. На межарочные пилоны поставили гранитные цокольные тумбы кубической формы, выполненные каменотесцами Федором Ивановым и Петром Дорофеевым. На тумбы опираются колонны, сложенные из кругов путиловской плиты (прочный известняк) с лепными капителями. Колонны, объединяя второй и третий этажи центральной части, несут на себе классический фронтон. Портик выдвинут вперед из-за того, что значительно выступает за плоскость стен самая старая часть постройки — центральный корпус бывшего дома Головкина. Сквозь колоннаду хорошо просматриваются окна двусветного Голубого зала: на втором этаже — это, высокие прямоугольные окна, в третьем этаже — в центре окно полуциркульное, а по сторонам — два круглых. Из Голубого зала дверь ведет на балкон второго этажа, откуда открывается вид на Нижний парк.

Венчает здание легкий деревянный бельведер, сделанный заново в 1795 году плотником Петром Прокофьевым.

В дальнейшем некоторым перестройкам подверглись и интерьеры дворца. В их оформлении принимали участие архитекторы Л. Руска, Е. Л. Ган, А. И. Резанов, художники — Торичелли, академик В. О. Медичи, знаменитый декоратор профессор А. Л. Роллер и другие. Интерьеры Ропшинского дворца по богатству и пышности отделки не уступали интерьерам Екатерининского дворца в Царском Селе и Большого дворца в Павловске.

С 1801 года, когда Павла I постигла участь его отца, и вплоть до 1917 года Ропша продолжала быть императорской усадьбой. После Великой Октябрьской социалистической революции во дворце размещался санаторий, парк стал местом отдыха трудящихся.

В советское время дворец был в третий раз перестроен. Его второй этаж был удлинен в каждую сторону на три окна. Это несколько изменило прежний выразительный силуэт.

В годы Великой Отечественной войны дворец очень сильно пострадал. В послевоенное время он был восстановлен. Фасады его реставрируются под руководством научных сотрудников Областных реставрационных мастерских Ленинграда Л. Н. Кузнец, А. И. Наумовой и М. И. Мильчика. В 1970 году принято решение реставрировать Голубой зал, каскад «Рушник» (у южного крыла дворца со стороны главного фасада), старинную ограду и др. А пока внутренний осмотр дворца интереса не представляет и исключен.

Познакомьтесь с сегодняшним Ропшинским парком.

В конце XVIII века И. Энгельман построил здесь новые дамбы и шлюзы, образовавшие затейливую систему прудов. Перед главным фасадом дворца вы видите пруд Ивановский, занимающий площадь 12 гектаров, за ним — Фабричный, юго-восточнее дворца — Артемьевский. Много в парке и других, более мелких прудов; общая площадь их составляет 25 гектаров (из 66 гектаров всего парка).

На берегах прудов и островах садовый мастер Т. Грей создал великолепный парк, планировка которого Дошла до нас с конца XVIII века почти без изменений.
Обратите внимание на двухступенчатую земляную террасу, плоский партер перед главным фасадом дворца и ровные ряды деревьев вдоль партера. Присмотритесь также к прямолинейным каналам вокруг дворца и к Красносельской дороге — одной из бывших аллей. Это нестираемые черты ранней молодости парка — его регулярной планировки.

Но не пропустите и приметы истинно пейзажного парка. Система прудов, появившаяся здесь в конце XVIII века — в самый разгар пейзажного паркостроения, — дала возможность создать оригинальную планировку. Проходя по извилистым, словно самой природой созданным берегам прудов, вы увидите совпадающие с ними такие же извилистые аллеи. Они выложены мелким камнем. Присмотритесь к острову среди водного зеркала Ивановского пруда — он тоже кажется естественным. Направляясь вдоль северного берега Ивановского пруда, отыщите поляну с могучими дубами, заметьте, как свободно они растут; здесь же — хоровод березок, вековые лиственницы, клены, липы, ели зеленые, ели красношишечные, ясени, ивы, тополя, вязы, серень, рябина… В Ропшинском пейзажном парке насчитывается свыше 40 разновидностей деревьев и кустарников. Если вы посетите этот парк в пору золотой осени, то увидите буйное многоцветье листвы и ягод на фону вечнозеленых хвойных… В настоящее время ухаживают за Ропшинским парком работники Глуховского парклесхоза — вырубают сорняковую ольху, оберегают вековые деревья, поддерживают исторически сложившуюся планировку.

Замечательный вид на парк открывается от гранитного обелиска XVIII века. Очевидно, этот обелиск имел чисто декоративное назначение — документальные сведения о нем пока отсутствуют.

Ропша. Бумажная фабрика XVIII в. Фото 1971 г.

Осмотрев парк, выходите на Стрельнинское шоссе и по нему идите к зданию бывшей бумажной фабрики. Это один из лучших образцов промышленной архитектуры конца XVIII века. Здание было построено на берегу тогда же появившегося Фабричного пруда в 1788-1794 годах по проекту известного архитектора Ю. М. Фельтена. Руководил строительством Сергей Берников. Работала фабрика, используя энергию падающее воды. Выпускали здесь разные сорта бумаги «от 18 до 20 тысяч стоп ежегодно». На фабрике было занято более 200 человек. После войны от здания остались только три пробитые снарядами стены. Начиная с 1958 года здание восстанавливалось архитекторами Леноблпроекта. Памятник архитектуры ныне возрожден. В плане он — почти правильный квадрат с замкнутым внутренним двором; главным фасадом обращен к Фабричному пруду и Нижнему парку. Эта промышленная постройка выполнена в классическом стиле.

Ныне в восстановленных корпусах размещаются научные лаборатории, цехи и служебные помещения Центральной экспериментальной станции Государственного научно-исследовательского института озерного и речного рыбного Хозяйства — «Ропша». Здесь разводят форель, разновидности сигов, карпа. В 1958 году сюда завезен чир, а в 1966 году — муксун. Все эти ценные породы рыб содержатся в многочисленных прудах и садких, Есть в Ропше несколько рыбьих инкубаторов, в которых выращивают икру — ее и мальков отправляют отсюда для расселения в искусственные моря, озера и реки Советского Союза и за рубеж. Ропшинский рыбопитомник имеет не только союзное, но и международное значение. Осмотр всего обширного рыбоводческого хозяйства возможен с разрешения дирекции ЦЭС «Ропша», которая размещается в одноэтажном каменном доме вблизи здания бывшей бумажной фабрики.

Если ваше посещение Ропши совпадет с часами работы школы, вы можете осмотреть небольшой школьный музей, созданный при участии учителя, краеведа-энтузиаста М. А. Смирнова.

Много сил и времени уделяет благоустройству Ропши исполком Ропшинского сельского Совета, председателем которого долгие годы работает ветеран 131-й Ропшинской Краснознаменной дивизии, освобождавшей. поселок в 1944 году, С. Ф. Сидоров.

Из Ропши можно проехать: на автобусе № 485 — в Кипень, Красное Село, Ленинград;
на автобусе № 486 — в Стрельну, оттуда электропоездом в Петродворец, Ломоносов, Ленинград. На своем транспорте можно проехать в Кипень (5 километров, шоссе асфальтированное). Ближайшая большая столовая — в Кипени.

Опубликовано: Статьи. Ссылка.

Добавить комментарий